Milez
Всё истинное богатство - биологическое.
Чтобы изменить, приручить (неважно кого именно - зверя или человека) всегда есть два пути... Нет, не пути даже - путей множество - два направления. Или, как говаривал дон Хуан, есть пути с сердцем и пути без него.

Пути без сердца, пути "кнута и пряника" (а чаще всё ж просто "кнута", ибо пряник приятней самому съесть, а не давать там какому-то чучелу), пути "дрессуры" - просты, очевидны, легки, очень коротки... Их прохождение легко поставить "на поток". Это пути криков, ремня, углов, заискиваний, лести, банального мордобоя... Пути щпор, подпруг, уздечек и кнутов. Ранящие плоть и душу. Ломающие волю, чтобы изменить существо.

Ими просто идти, результаты достигаются легко и быстро, но... Результаты эти настолько же недолговечны и бездушны, насколько прост путь к ним. Лошадь, воспитанная кнутом и уздой, ставшая уже не живым существом, а "механизмом для извоза людей", запросто лягнёт своего извозчика.

Второй путь - путь с сердцем, путь дружбы. Он не так очевиден, а порой со стороны может показаться, что идущим им не делает совсем ничего или делает не то, что "следовало бы", то, что, думая "здраво", может принести не те плоды, которые хотелось бы получить... Такие пути не повторяются, они уникальны, лишены шаблонности, для них неприменимы термины "как всегда". Это пути покоя, любви и понимания. Их невозможно поставить "на поток" - если попытаться это сделать, получится путь без сердца - они требуют не столько физических, сколько духовных и умственных усилий для прохождения. Результаты ими достигнутые кажутся полученными настолько естественно, что никто бы и подумать не мог, что кто-то когда-то специально прилагал хоть какие-то усилия для их достижения, а человека, их получившего, скорее всего назовут "халявчиком" или "везунчиком", и только он будет знать, чего стоило получить то, что он хотел.

Результаты таких трудов долговечны, практически неколебимы, изменения глубоки и чисты.

И лошадью, воспитанную любовью и лаской, можно править лишь ногами, без узды и подпруг, и она никогда не нападёт на своего наездника. Просто потому, что он её друг, его боль - её боль.

Самое интересно, что и у наездника, пошедшего вторым путём, никогда не поднимется рука на свою лошадь, он тоже, в свою очередь, всегда прийдёт ей на помощь, так что ещё вопрос, кто кого тут приручил: на пути с сердцем грань между учителем и учеником смывается.

На первом пути такой вопрос никогда не поднимается: там, скорее, не учитель и ученик, а дрессировщик и его... жертва.

Человека, ударившего свою жену, можно избить. Этот выход очевиден и многие бы поступили так даже не задумываясь. Но что будет завтра, послезавтра, когда рядом опять не окажется человека, чтобы защитить женщину? Всё повториться.
А можно подойти к такому мужу, поговорить, попытаться его понять, понять, почему он её ударил... Шаг за щагом размотать клубок боли и остановить его. Да, многие скажут, что это "не по мужски", что "тут нечего понимать и прощать", что "таких убивать надо"... Но если провести его этим путём до конца, то он уже никогда её не тронет...

И не надо меня переубеждать. Я прекрасно знаю, что всё относительно и в критических ситуациях ничего не остаётся, кроме как идти и бить морды... Дело же не в этом.

Л.Д. однажды мне сказал: "Всё люди - Боги. И надо научиться видеть Бога в каждом человеке."
И не говорите мне про войны, про гопников и т.д. и т.п. - это отдельный разговор.
Всё, что здесь выше написано - мой личный опыт. Включая вот этого мужчину, избившего свою жену прямо на улице.